СЕЗОН 1997-1998 ГГ

"ОГОНЕК", № 51, 16 декабря 1996

ТО БЫЛ ХОККЕЙ!

Отечественному хоккею с шайбой уже 50 лет. Каждому из нас есть что по этому поводу вспомнить.

У всех были гаги. У меня были черные, на размер больше, со сбитыми носами и постоянно рвущимися шнурками. Мать купила мне коньки в комиссионке у Минаевского рынка только потому, что я их просто выклянчил. Катался, я помню, плохо.

Моя страна -- хоккейный пятачок

Зато помню хорошо, как, цокая тупыми лезвиями по коридорному кафелю, спустился я с шестого этажа на дворовый бугристый каток, где здоровенный рыжий соседский парень, называя себя Рагулиным и настоящим спартаковцем, дал мне по морде за то, что я болел за «Динамо». Во дворе еще были «армейцы», и кто-то один из нас утверждал, что «курица -- это птица, а «Крылья» -- команда».

Потом мы все на какое-то время стали «Бизонами» -- хоккейной командой дома № 22, которая проигрывала всем подряд, потому что в других дворах жили «профессионалы» с крепкими кулаками, а у нас, как говорила дворничиха тетя Рая, «у всех отцы брюки по воскресеньям наглаживают да газеты ненужные читают». Многих «профессионалов» со временем посадили, а мы как-то незаметно забыли о своих хоккейных пристрастиях.

А тогда я аккуратненько записывал в блокнотик результаты всех матчей чемпионата СССР, пофамильно мог перечислить всю сборную Союза образца 1972 года, легко вспоминал каждую шайбу, забитую моим любимым игроком Александром Мальцевым, умел загибать в батарее центрального отопления распаренный в кипятке крюк общедоступной клюшки «ЭФСИ» и даже знал, как расшифровывается эта завораживающая аббревиатура: экспериментальная фабрика спортивных изделий.

Потом, кажется, уже в другой жизни, я встретил в Московском пограничном училище располневшего Мальцева. Он, как динамовец, был туда прикомандирован. Кумир моего детства молчаливо и покорно стоял в кассу за зарплатой. Я хотел было подойти, спросить что-нибудь, поговорить просто... Но передумал и молча встал за ним.

Мы вместе -- сборная Союза

Хоккеем жила страна. Шагала от съезда к съезду, слушала на катушечной «Яузе?5» Высоцкого, переживала рост международной напряженности и радовалась победам «нашей ледовой дружины».

Я помню на Молодогвардейской у продовольственного меня за плечи нежно, дружелюбно даже, обнял пьяный мужик. Дыша перегаром мне в лицо и утирая влажные губы мохеровым свалявшимся шарфом, он говорил: «Парнишка, понимаешь, наши...» Мать вышла из магазина, увела меня, потом весь вечер учила: «Ты же не знаешь, какие у некоторых мужчин намерения по отношению к мальчикам...» А все было просто: накануне наши, сборная Союза, выиграли у канадцев 7:3.

Хоккейную осень 1972-го забыть невозможно. Мы серию и не проиграли вовсе -- это тогда было общим мнением, все в этом уверены были. Мы канадцам в восьми матчах 32 шайбы забросили, а они нам -- только 31! А то, что они четыре встречи выиграли, а мы всего на одну меньше, то этому есть вполне резонные оправдания, и это ни о чем еще не говорит. Во-первых, никто этих канадцев до того и видеть не видел. Слышали -- да, разные вещи про них рассказывали: у вратаря Тони Эспозито на голове полтыщи шрамов, места живого нет, он шайбу лбом отбивает, у него там железная пластина вшита, брат его, Фил, -- профессиональный боксер-тяжеловес, его специально в команду взяли, чтобы он соперников калечил, Бобби Халлу не пятьдесят лет вовсе, а двадцати еще нет, он просто от злоупотребления наркотиками так старо выглядит... Во-вторых, дайте время, еще отыграемся. Так думали мы тогда.

А чемпионаты мира?! А? Вечный соперник -- сборная Чехословакии. Бубла, Холик, Поспишил...

А потом «Приз Известий» -- праздник для всей страны, еще пару недель до Нового года, обязательная победа... И почти в каждом запыленном серванте -- шайба с изображением Снеговика...

Рекомендации ностальгирующим

Наверное, сейчас не хуже играют. Может, иногда лучше даже. Но не здесь, не в России. На сегодняшний день за зарубежные клубы выступает уже более 400 наших хоккеистов. Говорят, за океаном в хоккейной жизни последние лет пять что ни сезон, то русский. Во всяком случае, у нас в стране, теша свое тщеславие и оправдывая уже регулярные проигрыши национальной сборной, многие в это еще свято верят. В самой же НХЛ интерес к российскому хоккею заметно упал, особенно после несостоявшегося реванша на Кубке мира осенью этого года, когда наша «Команда мечты», составленная как раз из почти легендарных российских легионеров, бесславно проиграла канадцам и дважды -- американцам.

Вопросов нет: за деньгами наши люди едут и за славой тоже, там стоимость их двигательного таланта оценивается вроде как по заслугам.

Жаль только всех ностальгирующих по отечественной хоккейной славе. Им лишь остается внимательно следить за регулярными чемпионатами НХЛ и вспоминать иногда. Вот я и вспоминаю.

Дмитрий БЕЛОВЕЦКИЙ

После войны страна готовилась к новым победам -- спортивным. В планах партии было участие в Олимпийских играх. В программу зимних Олимпиад входил «канадский» хоккей с шайбой. В СССР о нем только слышали. Чтобы исправить положение, председатель всесоюзного спорткомитета Романов доложил об отставании Ворошилову, курировавшему тогда по поручению Политбюро физкультуру и спорт. Тот доложил Сталину. «Вождь народов» задумался и промолчал... В Советском Союзе появился новый вид спорта.

В Москве, где должен был состояться первый чемпионат СССР по хоккею с шайбой, об этой игре мало что знали. Видели эту игру некоторые футболисты, изредка выезжавшие за рубеж. И тем не менее, в 1946 году всесоюзный турнир состоялся. Длился он всего несколько недель. Выиграла его футбольная команда московского «Динамо».

В Москве в 1948 году появился чехословацкий хоккейный клуб «ЛТЦ» и вслед за ним к нам зачастили другие клубы из ЧССР. Поначалу чехи дарили нашим хоккеистам дорогие «сувениры» -- ратиновые отрезы на пальто. Нашим надо было дарить что-либо в ответ. Но, за неимением лучшего, мы отделывались значками и грамотами. Чехи в итоге обиделись и перед очередной игрой подарили нашей сборной мешочек со значками.

Как-то ЦСКА принимал канадских хоккеистов-любителей--«Шербрукских бобров». Наш Бобров был как всегда на высоте, армейцы победили. После игры канадцы жаловались: наши «бобры» -- мирные ребята, а ваши... 

Перед началом «серии-74» тренер сборной Канады Харрис попросил своих подопечных «не очень грубо действовать» на льду. «Нарушителей судьи будут удалять, -- пояснил он, -- а соперник хорошо реализовывает численное преимущество». Журналисты потом шутили: «Харрис еще бы обратился к палачу с просьбой рубить голову поосторожней».

Вручая очередной Кубок за победу на чемпионате мира капитану сборной СССР Вячеславу Старшинову президент международной федерации хоккея Джон Ахерн спросил его: «Вам не надоело выигрывать?» «Нет, --серьезно ответил Старшинов, -- мне такие встречи с вами приятны».

В середине 60-х легенде нашего хоккея Аркадию Чернышову исполнилось пятьдесят. Отмечали юбилей на московском стадионе «Динамо». Как водится, было много друзей и знакомых, обильная выпивка и скромная закуска. В подарок от Центрального совета «Динамо» Аркадию Ивановичу были вручены полковничьи погоны офицера госбезопасности. Вручал «подарок» знаменитому хоккейному тренеру сам Чебриков, впоследствии председатель КГБ СССР...

У Бобби Халла неподалеку от Виннипега была собственная животноводческая ферма. Летом он там жил с семьей, работал на скотном дворе, отдыхал после хоккейного сезона. «У меня образцовая ферма, -- говорил Халл Якушеву, -- думаю, у вас за такой труд присвоили бы звание Героя Социалистического Труда».

Во время чемпионата мира 1965 года в Тампере в одной из финских газет «Аамулехти» об Александре Рагулине написали так: «Защитник, тяготеющий к силовой борьбе. Рост 192 см., вес 202 кг». Опечатка, конечно, но некоторые призадумались...

В канун нового 1971 года Анатолий Фирсов получил от болельщика письмо: «Дорогой Анатолий, у нас на работе будет карнавал. Не мог бы ты прислать мне на этот вечер свою хоккейную форму с коньками. И еще, наверное, понадобится вратарская маска».

-- Несколько лет кряду мы получали письма от служащей одной из гостиниц, -- рассказывал как-то тренер сборной Чехословакии В. Костка. В них она давала советы, как победить советскую сборную. Мы долгое время не обращали на это внимания. Но в очередном письме план игры был таков: «Все хоккеисты должны стоять в воротах, тогда нам забросить шайбу будет невозможно. А в тот момент, когда соперники увлекутся атакой, Дзурилла должен выбежать из ворот и забить победную шайбу».

Есть такой старый анекдот: матерый преступник сбежал из тюрьмы, откуда мало кому удавалось уйти. Однако вскоре он сам добровольно сдался милиции. На недоуменные вопросы представителей властей он ответил: «На свободе было еще хуже, чем в тюрьме: жить негде, есть нечего, пошел на хоккей, а игра такая убогая, что смотреть тошно... Вот я и вернулся». Очень современно.

Хоккейные байки собрал В. Дворцов